За один день нельзя изменить жизнь, но за один день можно изменить мысли, которые навсегда изменят твою жизнь.

Справки в ГИБДД

Вода и ошибки мировой медицины

Давным-давно, в эпоху расцвета средиземноморских городов-государств Рима и Карфагена, один римский сенатор заканчивал каждое своё выступление фразой: «Я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен».

Основным заблуждением мировой медицины я считаю непонимание того очевидного факта, что кровь не является стерильной, а действительных элементов крови всего два – эритроциты и лейкоциты. Всё остальное, находящееся в плазме и в капельках воды – отнюдь не элементы крови, а то, что в крови перемещается. А перемещаются по кровотоку и «строительные материалы», необходимые для созидания клеток органов и тканей; и гормоны; и всевозможные отходы метаболизма, переносимые в кишечник для выведения из организма; и различные паразиты, в том числе – глисты; и результаты «побоищ» лейкоцитов с паразитами крови – гной и элементы трупов погибших микроорганизмов.

То, что клетка сбрасывает в лимфу избыточные продукты метаболизма, которые капелька воды должна перевозить непосредственно в кровоток, подчёркивается ещё в школе на уроке биологии. Как и то, что лимфа является структурированной водой. На каком основании медики изобрели у воды клетки – разумному объяснению не поддаётся.

Вода состоит из молекул, а не из клеток. Эти прописные истины знают все, имеющие аттестат о среднем образовании. Не знают этого только медики, особенно те, которые любят размахивать дипломом о высшем медицинском образовании. Да за один этот «ляп» общественность должна бить тревогу. Почему тревогу? Аргументирую:

• Обнаруженных в крови паразитов-трихомонад медики называют «лимфоцитами», что означает – «клетки лимфы». Благодаря этой уловке они скрывают от обратившегося пациента степень угрозы его здоровью. Сами же, вводя внутривенно больному, находящемуся на стационарном лечении, метронидазол (жидкая форма противотрихомонадного препарата трихопола), получают ожидаемое априори облегчение состояния самочувствия больного и быстро выписывают его «с улучшением». Больной умирает уже дома, поэтому к лечебному учреждению формально нельзя предъявлять претензии. Если же пациент умирает всё-таки в больнице, для «отмазки» существует типовое разъяснение, что «природа рака неясна, поэтому медицина пока ничего не может сделать». Единичные случаи выживания прооперированных онкобольных имеют место лишь тогда, когда больной начинает бороться за свою жизнь самостоятельно.

• Так как лимфа это – вода, то жизненно важно поддерживать у заболевшего человека хотя бы достаточный для жизнедеятельности водный баланс. (Термин несколько неудачный, но распространённый, потому что касается водного баланса клеток). Во-первых, потому, что клетка не может нормально делиться при дефиците воды в ней. Мы все знаем, что содержание воды в клетках достигает величины 85%. Минимум – 70% в клетках некоторых тканей. Если вы удивлены этими цифрами, вспомните известную формулу камня малахита: на одну молекулу соли приходится семь молекул воды – так образуется камень. Можно уточнить по медицинским учебникам, сколько воды должно находиться в человеческих костях в норме. Также общеизвестно, что в капельках воды растворены (либо находятся в коллоидном состоянии) все отходы метаболизма (клеточного деления) и «мусор» – результаты борьбы иммунитета с паразитами-возбудителями заболеваний.

Так как вода – основной компонент крови, то рекомендации по уменьшению водопотребления – убийственны. Особенно это касается больных, у которых дефицит воды привёл к вынужденному переизбытку воды в крови (иначе концентрация токсинов в крови приведёт к самоотравлению мозга), и, одновременно – к недостатку воды, необходимой для обеспечения эвакуаторной функции кишечника.

Вырисовывается следующая картина: человек меньше пьёт воды и этим самым снижает скорость обменных процессов в клетках тканей; продолжая жить, он не понимает, что обменные процессы всё равно идут; отходы метаболизма кровоток переносит в кишечник, где при нехватке воды не удаётся обеспечить надёжную эвакуацию всего того дерьма, которое в кишечнике вынуждено застаиваться и служить пищей для масс болезнетворных микроорганизмов; из этих помоев кровоток не может выудить ничего полезного для поддерживания жизнедеятельности; одновременно печень больного становится неспособной очищать кровь, перенасыщенную всякой дрянью, и вынуждена заниматься самоспасением – сбрасывать наружу через свои стенки этот раствор дряни. Называется этот процесс – асцит. При наличии асцита медик практически всегда даёт указание снизить водопотребление. И ни у одного пациента не возникает мысль, что врач ошибается, причём – преступно ошибается. Смертельно для этого пациента. Потому что пациент приучен верить только врачу. А то, что врач – безграмотен в жизненно важных вопросах, пациенту и в голову не приходит.

• Кто когда-нибудь видел, чтобы молекулы воды размножались делением, увеличивая тем самым объём своей массы? Если кто-то заявит, что это явление – нормальное, то его назовут как минимум идиотом. Медики без стеснения называют паразитов крови и лимфы «лимфоцитами», потому что неоднократно наблюдали их деление. Но я не знаю ни одного медика, которого публично признали идиотом за подобное утверждение. Ну какое к чёрту деление молекул воды с минимум удвоения массы можно увидеть в природе? Медики же эту чушь декларируют очень уверенно. А всё потому, что медики узурпировали за собой право распоряжаться жизнями своих пациентов, не давая больным шанса побороться самостоятельно за своё право жить. Даже не говорят больному, которого считают безнадёжным, своё видение его перспективы. А Декларация прав человека право на жизнь и на информацию признаёт приоритетными. Только медицина позволяет себе грубейшим образом попирать основные права человека. И никто не чешется…

• Оперативное удаление лимфоузлов решает локальную задачу по избавлению пациента от угрожающего жизни скопления трихомонад в лимфоузлах. Но ведь и метронидазол, своевременно введённый внутривенно, приводит в «исчезновению» лимфоузла. Где же логика? А она в медицине просто отсутствует, как ни прискорбно. Антитела – это многообразие лейкоцитов, отличающихся друг от друга комплексами наборов изотопов микроэлементов, входящих в их состав. От ассортимента изотопов зависит «энергетический паспорт» лейкоцита – его частотные характеристики. Так как любая клетка-паразит также имеет свой «энергетический паспорт», то вследст¬вие взаимодействия электрических полей паразита и лейкоцита (антитела) происхо¬дит аннигиляция и, естественно, гибель и паразита, и лейкоцита. В результате полу¬чается два вида отходов – невосстановимые (гной) и восстановимые (в первую оче¬редь – железо, входящее в состав ядер лейкоцитов). Медицина же до сих пор не может внятно разъяснить, что же она понимает под термином «антитела». Мало того, существующий на сегодня взгляд официальной медицины на антитела сводится к тому, что обнаружение антител является сигналом к тому, что «надо начинать лечение». В этой концепции термин «лечение» подразумевает применение антибиотиков – ядов по своей сути. А сам Гиппократ считал лечением – соответствующее правильное питание. Так почему же у Гиппократа и его «последователей» такие разительно несхожие взгляды на один и тот же процесс.

Очень важно отметить, что медикаментозное «лечение» представляет собой исключительно насильственную форму воздействия на и без того ослабленный организм пациента.

Вырвавшись из биологии, не допускающей разночтений в терминах и вариантах трактовки событий и явлений, мировая медицина позволила себе вольно интерпретировать сложившиеся взгляды человечества на общеизвестное. Так, знания, полученные в школьные годы, трансформируются в сознании будущего врача.

Источник: http: //zdorovenkin.ru